WWWREFERATS.NET - Рефератов НЕТ! Но есть СОЧИНЕНИЯ!

Аа

Абрамов Ф.Б.
Айтматов Ч.
Ахматова А.
Андреев Л.
Астафьев В.П.
Бб

Бабель И.Э.
Байрон Д.
Бальзак O.
Батюшков К.Н.
Бажов П.П.
Бернс Р.
Блок А.А.
Бондарев Ю.В.
Бродский И.А.
Булгаков М.А.
Бунин И.А.
Быков В.
Вв

Вампилов А.В
Васильев Б.Л.
Воробьев К.Д.
Вознесенский А.А.
Высоцкий В.С.
Гг

Гёте И. В.
Гоголь Н.В.
Гончаров И.А.
Горький М.
Грибоедов А.С
Грин А.
Гроссман В
Гумилев Н.С.
Дд

Державин Г.Р.
Достоевский Ф.М.
Ее

Есенин С.А.
Жж

Жуковский В.А.
Зз

Заболотский Н.А.
Замятин Е.И.
Кк

Карамзин Н.М.
Крылов И.А.
Куприн А.И.
Лл

Лермонтов М.Ю.
Лесков Н.С.
Ломоносов М.В.
Мм

Маяковский В.В.
Мендельштам О.Э.
Нн

Некрасов Н.А.
Оо

Островский А.Н.
Пп

Пастернак Б.Л.
Паустовский К.Г.
Платонов А.П.
Пришвин M.M.
Пушкин А.С.
Рр

Распутин B.
Рубцов Р.М.
Сс

Салтыков
Тт

Тютчев Ф.И.
Тютчев и Фет
Толстой А.Н.
Толстой
Тургенев И.С.
Твардовский A.T.
Фф

Фадеев A.A.
Фонвизин Д.И.
Разное

Разные сочинения
Цц

Цветаева M.И.
Чч

Чехов А.П.
Чернышевский Н.Г.
Шш

Шолохов М.А.
Шукшин В.М.







Любовь в поэзии Маяковского

Категория: Маяковский В.В.

Я свое, земное,

не дожил,
на земле

свое не долюбил.

В. Маяковский

Жизнь В. В. Маяковского со всеми ее радостями и горестями, болью и отчаянием — в его стихах. Произведения поэта рассказывают нам о жизни поэта, о его любви, о том, когда и какой она была.

В самых ранних стихотворениях ("Я", "Любовь", трагедия "Владимир Маяковский") о любви пишется за пределами связи с личными переживаниями поэта. Но вот вы открываете поэму "Облако в штанах" — и вас сразу охватывает тревожное ощущение большой и страстной любви:

Нежные!

Вы любовь на скрипки лежите.

Любовь на литавры ложит неотесаный.

А себя, как я, вывернуть не можете,

чтобы были одни сплошные губы!

И дальше с той же трагической силой поэт рассказывает о своей безответной любви, жарким пламенем охватившей его сердце, причинившей ему мучительную, нестерпимую боль:

Мама!

Ваш сын прекрасно болен!

Мама!

У него пожар сердца.

Эта трагическая любовь не выдумана. Поэт настойчиво убеждает нас в правдивости переживаний, описанных в поэме:

Вы думаете, это бредит малярия?

Это было, было в Одессе.

"Приду в четыре",— сказала Мария.

Восемь. Девять. Десять...

И вот,

громадный,

горблюсь в окне,

плавлю лбом стекло окошенное.

Будет любовь или нет?..

Да! Любовь была, и он горел в ней ярким пламенем. Давид Бурлюк, совместно с Маяковским выступавший в 1914 году в Одессе, в своих воспоминаниях говорит, что первой любовью Маяковского была Мария, которую он встретил в Одессе. Поэт Василий Каменский, бывший совместно с ним в Одессе, рассказывает об этом существенно подробнее: "Маяковский влюбился тут в красавицу Марию Александровну... Взволнованный, взметенный вихрем любовных переживаний, после первых свиданий с Марией он влетал к нам в гостиницу этаким праздничным весенним морским ветром и восторженно повторял: „Вот это девушка! Вот это девушка!""

Василий Каменский же рассказывает о трагическом исходе первой любви Маяковского и о том, что позже, вспоминая, что было в Одессе, поэт с горечью сказал: "Любить нельзя — масса тяжелых неприятностей".

Из других источников понятно, что между Маяковским и Марией встало препятствие, одно из тех, которые порождались тогдашней общественной жизнью, социальными условиями, основанными на неравенстве людей, на господстве материальных расчетов или обывательских предрассудков. В поэме этому дано очень краткое объяснение словами самой Марии, но мы почему-то надолго запоминаем эти убийственные строки:

Вошла ты,

резкая, как "нате!",

муча перчатки замш,

сказала:

"Знаете —

я выхожу замуж".

Но вот ещё что известно: после смерти Маяковского эта леди (М. А. Щаденко, в девичестве Денисова) создала один из первых скульптурных портретов Маяковского.

Пути любви неисповедимы, и приносит она поэту чаще всего боль и беда. В поэме "Флейта-позвоночник" (1915), как и в "Облаке...", звучит не радость любви, а отчаяние:

Версты улиц взмахами шагов мну.

Куда уйду я, тот самый ад тая!

Какому небесному Гофману

выдумалась ты, проклятая?!

И, обращаясь к Богу, поэт требует:

...слышишь!—

убери проклятую ту,

которую сделал моей любимой!

О том, что поэт не нашел в любви своего счастья, с горечью говорит он и в поэме "Человек":

Гремят на мне

наручники, любви тысячелетия...

Любовь предстает тут в образах,

выражающих одно лишь страдание:

И только боль моя острей — стою,

огнем обвит, на несгорающем костре немыслимой любви.

В стихах, обращенных к любимой, столько страсти, нежности и совместно с тем сомнений... В них слышится более того протест, более того отрицание любви:

Любовь! Только в моем

воспаленном мозгу была ты!

Глупой комедии

остановите ход!

Смотрите —

срываю игрушки-латы

я,

величайший Дон-Кихот!

В начале 1929 года в журнале "Молодая гвардия" появляется стихотворение "Письмо т. Кострову из Парижа о сущности любви": в сердце поэта родилась новая любовь, "опять в работу пущен сердца выстывший мотор". Это была саммит с Татьяной Яковлевой, и любовь была взаимной.

"Письмо т. Кострову..." и опубликованное много лет спустя "Письмо Татьяне Яковлевой" несут в себе новые настроения, новые интонации. В них уже нет надрыва и тоски. "Письмо т. Кострову..." радостно, проникнуто счастливым ощущением большой, настоящей любви:

...как на свиданье,

простаивая, прислушиваюсь:

любовь загудит — человеческая,

простая...

Вместе с тем это философское произведение, где любовь рассматривается и оценивается не только с личной, но и с общественной точки зрения. К такому глубокому осмыслению любви Маяковский пришел ещё в пору работы над поэмой "Про это". Тогда он писал: "Исчерпывает ли для меня любовь все? Все, но только по-другому. Любовь — это сердце всего. Если оно прекратит работу, все остальное отмирает, делается лишним, ненужным. Но если сердце работает, оно не может проявляться во всем... если нет "деятельности", я мертв... Любовь не установишь никакими "должен", никакими "нельзя" — только свободным соревнованием со всем миром".

В самой же поэме он мечтал об огромной, всеохватывающей любви:

Чтоб не было любви — служанки замужеств,

похоти,

хлебов. Постели прокляв,

встав с лежанки,

чтоб всей вселенной шла любовь.

Теперь эта мысль возвышенной любви несколько "приземлена", и само определение ее стало конкретнее:

Любить — это с простынь,

бессонницей рваных, срываться,

ревнуя к Копернику, его,

а не мужа Марьи Иванны, считая

своим соперником.

Любовь поэта — это не только личное. Она вдохновляла его на борьбу и творчество, воплощаясь в поэтические шедевры:

Нам любовь

не рай да кущи, нам любовь

гудит про то,

что опять в работу пущен

сердца

выстывший мотор.

Гордость и ласка звучат в строках "Письма Татьяне Яковлевой":

Ты одна мне

ростом вровень, стань же рядом

с бровью брови...

И более того конец стихотворения, в котором чувствуется конфликт, звучит без отчаяния. Здесь лишь обида и уверенность в том, что любовь в конце концов победит:

Ты не думай,

щурясь просто из-под выпрямленных дуг.

Иди сюда,

иди на перекресток моих больших

и неуклюжих рук. Не хочешь?

Оставайся и зимуй, и это

оскорбление

на общий счет нанижем. Я все равно

тебя

когда-нибудь возьму — одну

или вдвоем с Парижем.

Маяковский был по складу своего характера лириком. У него было слишком ранимое сердце. Он сам говорил об этом в поэме "Люблю":

У прочих знаю сердца жилье я

Оно в груди — любому известно!

На мне ж с ума сошла анатомия.

Сплошное сердце — гудит повсеместно...

Больше чем можно,

больше чем надо —

будто

поэтовым бредом во сне навис —

комок сердечный разросся громадой:

громада любовь,

громада ненависть...

Эти строки написаны в 1916 году, но и спустя десять — двенадцать лет, до самых последних дней жизни, он жаждал любви.

"У такого человека,— с грустью писала художница Е. А. Ла-винская,— не было места, где бы ласковые руки жены или близкого друга освободили его хоть немного от него самого". Он надеялся найти такого друга в Татьяне Яковлевой. Но... увы.

В предсмертном письме, написанном за два дня до рокового выстрела и адресованном "Всем", поэт в последний раз говорит о любви: "В том, что умираю, не вините никого и, пожалуйста, не сплетничайте. Покойник этого ужасно не любил..."

Как говорят —

"инцидент исперчен", Любовная лодка

разбилась о быт. Я с жизнью в расчете,

и не к чему перечень взаимных болей,

бед

и обид...

Этими словами сказано очень многое о страстной, мятущейся, одинокой душе, о жизни, прекрасной и трагической, и о разбивающем сердца черном слове "быт", за которым просматривается страшная реальность несбывшихся надежд, ведущая к ещё более страшному времени тридцать седьмого года.


Посмотрите другие сочинения:



Помогло ли Вам это сочинение?
Оставьте комментарий.