WWWREFERATS.NET - Рефератов НЕТ! Но есть СОЧИНЕНИЯ!

Аа

Абрамов Ф.Б.
Айтматов Ч.
Ахматова А.
Андреев Л.
Астафьев В.П.
Бб

Бабель И.Э.
Байрон Д.
Бальзак O.
Батюшков К.Н.
Бажов П.П.
Бернс Р.
Блок А.А.
Бондарев Ю.В.
Бродский И.А.
Булгаков М.А.
Бунин И.А.
Быков В.
Вв

Вампилов А.В
Васильев Б.Л.
Воробьев К.Д.
Вознесенский А.А.
Высоцкий В.С.
Гг

Гёте И. В.
Гоголь Н.В.
Гончаров И.А.
Горький М.
Грибоедов А.С
Грин А.
Гроссман В
Гумилев Н.С.
Дд

Державин Г.Р.
Достоевский Ф.М.
Ее

Есенин С.А.
Жж

Жуковский В.А.
Зз

Заболотский Н.А.
Замятин Е.И.
Кк

Карамзин Н.М.
Крылов И.А.
Куприн А.И.
Лл

Лермонтов М.Ю.
Лесков Н.С.
Ломоносов М.В.
Мм

Маяковский В.В.
Мендельштам О.Э.
Нн

Некрасов Н.А.
Оо

Островский А.Н.
Пп

Пастернак Б.Л.
Паустовский К.Г.
Платонов А.П.
Пришвин M.M.
Пушкин А.С.
Рр

Распутин B.
Рубцов Р.М.
Сс

Салтыков
Тт

Тютчев Ф.И.
Тютчев и Фет
Толстой А.Н.
Толстой
Тургенев И.С.
Твардовский A.T.
Фф

Фадеев A.A.
Фонвизин Д.И.
Разное

Разные сочинения
Цц

Цветаева M.И.
Чч

Чехов А.П.
Чернышевский Н.Г.
Шш

Шолохов М.А.
Шукшин В.М.







"Мне на плечи кидается век-волкодав..."

Категория: Мендельштам О.Э.





Быть может, я тебе не нужен.

Ночь; из пучины мировой,
Как раковина без жемчужин,

Я выброшен на берег твой.

О. Мандельштам



Осип Эмильевич Мандельштам знал подлинную цену себе и своему творчеству, считал, что повлияет "на русскую поэзию, кое-что изменив в ее строении и составе". Никогда и ни в чем не изменял поэт себе. Позиции пророка и жреца предпочитал позицию живущего совместно и среди людей, созидающего то, что надобно его народу.



Дано мне тело — что мне работать с ним.

Таким единым и таким моим?

За радость тихую дышать и существовать

Кого, скажите, мне благодарить?

Я и садовник, я же и цветок,

В темнице мира я не одинок.



За талантливую поэзию наградой ему были гонения, нищета и в конце концов погибель. Но правдивые, оплаченные высокой ценой стихи, десятилетия не печатавшиеся, жестоко преследующиеся, выжили... и теперь вошли в наше сознание как высокие образцы человеческого достоинства, несгибаемой воли и гениальности.



В Петрополе прозрачном мы умрем.

Где властвует над нами Прозерпина.

Мы в каждом вздохе смертный воздух пьем,

И всякий час нам смертная година.



В Петербурге Мандельштам начал писать стихи, сюда возвращался ненадолго, тот самый град считал "своей Родиной".



Я вернулся в мой град, знакомый до слез,

До прожилок, до детских припухших желез.

Я вернулся сюда,— так глотай же скорей

Рыбий жирок ленинградских речных фонарей.



Мандельштам был по-детски открытым и радостным человеком, идущим навстречу людям с чистой душой, не умеющим лгать и притворяться. Никогда не торговал он своим талантом, предпочитая сытости и комфорту свободу: благополучие не было для него условием творчества. Несчастий он не искал, но и за счастьем не гонялся.



Ах, тяжелые соты и нежные сети,

Легче булыжник поднять, чем имя твое повторить!

У меня остается одна опека на свете:

Золотая опека, как времени бремя избыть.

Словно темную воду, я пью помутневший воздух.

Время вспахано плугом, и роза землею была.



Поэт знал и ему не безразлична была цена(у), которую надо было платить за жизненные блага и более того — за счастье существовать. Судьба изрядно била и трепала его, неоднократно подводила к последней черте, и лишь счастливая случайность спасала поэта в решающий момент.



Декабрь торжественный сияет над Невой.

Двенадцать месяцев поют о смертном часе.

Нет, не Соломинка в торжественном атласе

Вкушает медленный, томительный покой.



По свидетельству Ахматовой, Мандельштам в 42 года "отяжелел, поседел, стал плохо дышать — производил ощущение старика, но глаза по-прежнему сияли. Стихи становились все лучше. Проза тоже". Интересно соединялось в поэте физическое одряхление с поэтической и духовной мощью.



Колют ресницы, в груди прикипела слеза.

Чую без страху, что будет и будет гроза.

Кто-то чудной меня что-то торопит запамятовать.

Душно,— и все-таки до смерти хочется существовать.



Что же давало силы поэту? Творчество. "Поэзия — это власть",— сказал он Ахматовой. Это политическая элита над собой, болезнями и слабостями, над людскими душами, над вечностью давала силы существовать и творить, быть независимым и безрассудным.



За гремучую доблесть грядущих веков,

За высокое племя людей

Я лишился и чаши на пире отцов,

И веселья и чести своей.

Мне на плечи кидается век-волкодав.

Но не волк я по крови своей,

Запихай меня лучше, как шапку, в рукав

Жаркой шубы сибирских степей.



Поэт от всего сердца пытался слиться с временем, вписаться в новую реальность, но постоянно ощущал ее враждебность. Со временем тот самый разлад становился все ощутимей, а потом и убийствен.



Век мой, зверюга мой, кто сумеет

Заглянуть в твои зрачки

И своею кровью склеит

Двух столетий позвонки.



В жизни Мандельштам не был борцом и бойцом, ему ведо- мы были сомнения и страх, но в поэзии он был непобедимым героем, преодолевающим все трудности.



Чур! Не просить, не жаловаться!

Цыц! Не хныкать! Для того ли разночинцы

Рассохлые топтали сапоги, чтоб я теперь их предал?

Мы умрем, как пехотинцы.

Но не прославим ни хищи, ни поденщины, ни лжи!



Критики обвиняли Мандельштама в оторванности от жизни, ее проблем, но он был очень конкретен, а это было страшнее всего для властей. Так он писал о репрессиях 30-х годов:



Помоги, Господь, эту ночь прожить:

Я за жизнь боюсь — за твою рабу,

В Петербурге существовать — словно спать в гробу.



"Стихи должны быть гражданскими",— считал поэт. Его стихотворение "Мы живем, под собою не чуя страны..." было равносильно самоубийству, ведь о "земном боге" он писал:



Его толстые пальцы, как черви, жирны,

А слова, как пудовые гири, верны.

Тараканьи смеются усища,

И сияют его голенища.



Простить такое поэту не могли, власти уничтожили его самого, но поэзия осталась, выжила и теперь говорит правду о своем творце.



Где больше неба мне — там я бродить готов,

И ясная тоска меня не отпускает

От молодых ещё воронежских холмов

К всечеловеческим — яснеющим в Тоскане.



 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Посмотрите другие сочинения:



Помогло ли Вам это сочинение?
Оставьте комментарий.