WWWREFERATS.NET - Рефератов НЕТ! Но есть СОЧИНЕНИЯ!

Аа

Абрамов Ф.Б.
Айтматов Ч.
Ахматова А.
Андреев Л.
Астафьев В.П.
Бб

Бабель И.Э.
Байрон Д.
Бальзак O.
Батюшков К.Н.
Бажов П.П.
Бернс Р.
Блок А.А.
Бондарев Ю.В.
Бродский И.А.
Булгаков М.А.
Бунин И.А.
Быков В.
Вв

Вампилов А.В
Васильев Б.Л.
Воробьев К.Д.
Вознесенский А.А.
Высоцкий В.С.
Гг

Гёте И. В.
Гоголь Н.В.
Гончаров И.А.
Горький М.
Грибоедов А.С
Грин А.
Гроссман В
Гумилев Н.С.
Дд

Державин Г.Р.
Достоевский Ф.М.
Ее

Есенин С.А.
Жж

Жуковский В.А.
Зз

Заболотский Н.А.
Замятин Е.И.
Кк

Карамзин Н.М.
Крылов И.А.
Куприн А.И.
Лл

Лермонтов М.Ю.
Лесков Н.С.
Ломоносов М.В.
Мм

Маяковский В.В.
Мендельштам О.Э.
Нн

Некрасов Н.А.
Оо

Островский А.Н.
Пп

Пастернак Б.Л.
Паустовский К.Г.
Платонов А.П.
Пришвин M.M.
Пушкин А.С.
Рр

Распутин B.
Рубцов Р.М.
Сс

Салтыков
Тт

Тютчев Ф.И.
Тютчев и Фет
Толстой А.Н.
Толстой
Тургенев И.С.
Твардовский A.T.
Фф

Фадеев A.A.
Фонвизин Д.И.
Разное

Разные сочинения
Цц

Цветаева M.И.
Чч

Чехов А.П.
Чернышевский Н.Г.
Шш

Шолохов М.А.
Шукшин В.М.







Тема поэта и поэзии в лирике Некрасова

Категория: Некрасов Н.А.

Русское общество сороковых годов XIX века — времени, в которое началась литературная дело Н. А. Некрасова, — активно искало пути развития РФ. Тогда уже довольно четко определились такие течения и направления общественной мысли, как официальная идеология, славянофильство, западничество; в тот самый же срок шло формирование революционной демократии, возглавляемой Белинским и Герценом.

Проблемой, избежать решения которой в тех условиях было просто невозможно, стало освобождение народа от крепостной зависимости. Борьба за интересы обездоленных, осознание грандиозности свершаемого вносили в жизнь человека, избравшего путь заступника русского пахаря, ощущение полноты бытия и счастья. Общественное движение тех лет достигло небывалого размаха. В мире искусства снова и снова поднимался вопрос о назначении литературы, и в частности поэзии.
Неоднократно обращался к этой проблеме и Некрасов. Путь "обличителя толпы, ее страстей и заблуждений" поэт избрал ещё в юности, но первые высказывания на эту тему относятся к более позднему времени.

21 февраля 1852 года, в день смерти Н. В. Гоголя, имя которого неразрывно связано с гражданственностью в литературе, Некрасов написал стихотворение "Блажен незлобивый поэт..." — первую поэтическую декларацию. На полюсах своей системы ценностей он обозначил по виду противоположные и внутренне враждебные понятия "спокойного искусства" и "карающей лиры". Свой же тернистый путь Некрасов избрал давнехонько, давнехонько польза стала главной поставленной задачей его поэзии, а любовь, ненависть — источником, питающим ее.

Следующим громким заявлением творческого кредо стало стихотворение 1856 года "Поэт и гражданин". Оно построено как диалог, и эта форма традиционна для русской литературы. Так были написаны "Поэт и толпа", "Разговор книгопродавца с поэтом" А. С. Пушкина, "Журналист, читатель и писатель" М. Ю. Лермонтова. Но диалог у Некрасова — это внутренний спор, борьба в его душе Поэта и Гражданина. Сам автор трагически переживал тот самый внутренний разрыв, часто предъявлял к себе те же претензии, что и Гражданин к Поэту. Гражданин в стихотворении стыдит Поэта за бездействие, в его понимании безмерная возвышенность гражданского служения затмевает прежние идеалы свободы творчества, новая высокая поставленная проблема — погибнуть за Отчизну: "...иди и гибни безупречно".

По сути, в стихотворении две исповеди: всякий из героев открывает душу, и становится ясно, что в идеях оппонентов нет антагонизма. Лишь недостойная слабость, трусость мешают Поэту стать рядом с Гражданином.

Я призван был воспеть твои страданья,

Терпеньем изумляющий народ!

Эти строки Некрасов описывает в 1867 году в стихотворении "Умру я скоро. Жалкое наследство...". Поэт снова обращается к лозунгу, определяющему все его творчество.

В 1874 году Некрасов создает стихотворение "Пророк". Это произведение, безусловно, продолжило ряд, в котором уже стояли творения Пушкина и Лермонтова. В нем снова пишется о трудности избранного пути, о божественном начале творчества:

Его ещё покамест не распяли,

Но час придет — он будет на кресте,

Его послал бог Гнева и Печали

Царям земли напомнить о Христе.

Бог Некрасова очень мало похож на богов его предшественников. Христос этого "Пророка" ближе к спасителю социалистов-утопистов, чем к тому, кого чтила православная церковь.

В 1877 году Некрасов определяет цели жизни каждого человека, в том числе и поэта: "Сейте разумное, доброе, вечное..." ("Сеятелям"), ещё раз обращается к теме жертвоприношения:

Кто, служа великим целям века,

Жизнь свою всецело отдает

На борьбу за брата человека,

Только тот себя переживет...

("Зине")

Итак, все творчество Некрасова утверждало мысль: "Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан". В то же час автор этих строк не раз обращал чуткость на то, что в его душе поэт и гражданин уживаются плохо. В стихотворении 1876 года "Зине" он признавался:

Мне борьба мешала быть поэтом,

Песни мне мешали быть бойцом.

Некрасову было скорбно сознавать, что, стремясь быть бойцом, он добровольно отрекся от поэтической свободы. Сожаления о потерянном многократно повторяются в стихах поэта:

Нет в тебе поэзии свободной,

Мой суровый, неуклюжий стих!

Нет в тебе творящего искусства...

("Праздник жизни — молодости годы...", 1855)

Как мало знал свободных вдохновений,

О, родина! печальный твой поэт!

("Умру я скоро. Жалкое наследство...", 1867)

Занятому журналистской работой — общественной борьбой — Некрасову подчас тяжело давались его творенья:

Стихи мои — плод жизни несчастливой,

У отдыха похищенных часов,

Сокрытых слез и думы боязливой...

("Безвестен я. Я вами не стяжал...", 1855)

Но более того Тургенев, не любивший Некрасова, был вынужден ещё в 1856 году признать, что стихотворения поэта, "собранные в один фокус, жгутся". Секрет этого сам автор раскрывал в стихотворении 1858 года:

Стихи мои! Свидетели живые

За мир пролитых слез!

Ту же мысль мы встретим и в "Элегии" 1874 года: "...И песнь сама собой слагается в уме, недавних, тайных дум живое воплощенье..."

В 1855 году Некрасов с гордостью говорил о своем творчестве:

Но кипит в тебе живая кровь,

Торжествует мстительное чувство,

Догорая, теплится любовь...

С годами к гордости стал примешиваться стыд. Далеко не вечно написанное создавалось в момент вдохновения: слишком много было публикаций, призванных поддержать вымаранный цензором "Современник". До конца жизни Некрасов раскаивался в создании послания в честь Муравьева-вешателя...

Эти мотивы ощущаются в стихотворении "Умру я скоро. Жалкое наследство...":

Не торговал я лирой, но, бывало,

Когда грозил неумолимый рок,

У лиры звук неверный исторгала

Моя рука...

Не только в преступлениях против таланта и совести обвинял себя поэт. Гораздо резче он становился тогда, когда речь заходила об отступлении от дела борьбы. Необходимость и цивильный задолженность могли оправдать оду Муравьеву, но ничто не извиняло малодушия. Строгий в самооценке, Некрасов не стеснялся изрекать о своих ошибках. Его упреки самому себе напоминают диалог Гражданина и Поэта:

Я за то сильно презираю себя,

Что живу, день за днем бесполезно губя...

(1846)

И проклял я то сердце, что смутилось

Перед борьбой — и отступило вспять!..

("Возвращение", 1864)

Поэт считал, что он не способен на подвиг, хотя и писал в "Пророке" о невозможности "служить добру, не жертвуя собой". Свою слабость Некрасов ненавидел, но ничего не мог изменить:

Я не продам за денежки мненья,

Без крайней нужды не солгу...

Но — гибнуть жертвой убежденья

Я не могу... Я не могу...

("Человек сороковых годов", 1866—1867)

Процитированные строки снова возвращают нас к стихотворению "Поэт и гражданин" с его громким призывом: "Иди и гибни безупречно..." Гражданин из стихотворения уверен в своей правоте...

А вот у Некрасова порой появлялись сомнения, на час пропадало осознание смысла жизни. Момент такого духовного кризиса нашел отражение в стихотворении 1867 года "Зачем меня на части рвете...", которое заканчивается горьким признанием: "...Но умереть за что — не знаю".

Вообще, минуты хотя бы относительного душевного покоя редки для Некрасова. Поэта мучило то, что он оставлял родине "жалкое наследство", что его стихи не находили Отклика в народе:

Но не льщусь, чтоб в памяти народной

Уцелело что-нибудь из них...

("Праздник жизни — молодости годы..." )

Я настолько же чуждым народу

Умираю, как существовать начинал.

("Скоро стану добычею тленья...", 1876)

Особое место в творчестве Некрасова занимают стихи, посвященные его Музе. Этот образ, парадоксальный с традиционной точки зрения, впервой появляется в 1848 году в стихотворении "Вчерашний день часу в шестом...". Родной сестрой Музы оказывается крестьянка — униженная, опозоренная, избиваемая кнутом. В 1855 году Некрасов уточнил характеристику, используя те же образы:

...свой венец терновый приняла

Не дрогнув обесславленная Муза

И под кнутом без звука умерла.

("Безвестен я. Я вами не стяжал...")

Вдохновительница поэта — Муза несчастная, поверженная, "Муза мести и печали", гордая, стойко принимающая удары судьбы, ненавидящая, мстящая и в то же час любящая, прощающая, падшая, "униженно просящая" — все это слито в образе, который у Некрасова перестает быть символом, воплощением высокого творчества, а становится полностью зримым персонажем, обретшим плоть, характер и судьбу. Муза наделена чертами женщины из народа, который говорит ее устами. Лишая жительницу Олимпа таинственности, Некрасов опускает ее на землю:

Но рано надо мной отяготели узы

Другой, неласковой и нелюбимой Музы,

Печальной спутницы печальных бедняков...

("Муза", 1852)

И она показывает поэту, как Вергилий Данте, "бездны темные Насилия и Зла, Труда и Голода".

Все вышеупомянутые черты были перечислены в стихотворениях "Муза" 1852 года и "Зачем насмешливо ревнуешь..." 1855 года. Эти два подробных описания вдохновительницы поэта в 50-х годах появились совсем не случайно. Некрасов как родоначальник социальной поэзии, для которой не было запретных и непоэтичных тем, стремился обосновать, что его дело освящено. В его лирике постоянно звучит полемика с Пушкиным, Муза которого "веленью Божию... послушна". Некрасов противопоставляет ей Музу-рабу, верно служившую народу в течение всей жизни поэта.

В последние годы тяжелобольной Некрасов все чаще возвращался к своей Музе, словно она могла разделить с ним одиночество и тоску. "О Муза! Ты была мне другом, приди на мой последний зов!" — писал поэт во "Вступлении к песням 1876—1877 годов". Поэт все сильнее верит, что в стихах — его бессмертие и спасение, а Муза идет с ним рука об руку к последней черте, оглядываясь, так же как и он, на прожитую жизнь и заново оценивая ее:

Меж мной и честными сердцами

Порваться продолжительно ты не дашь

Живому, кровному союзу!

("О Муза! я у двери гроба!", 1877)

Хотя болезнь не победила таланта Некрасова, душевные и физические страдания вошли в его стихи. Небывалый образ Музы-смерти появляется в стихотворении 1877 года "Баюш-ки-баю":

Где ты, о Муза! Пой, как прежде!

"Нет больше песен, мрак в очах;

Сказать: — Умрем! Конец надежде! —

Я прибрела на костылях!"

Муза поэта состарилась и умирала сообща с ним, но, как и раньше, она была "сестрой народа":

О Муза! Наша песня спета.

Приди, закрой глаза поэта

На вечный зов небытия,

Сестра народа — и моя!

("Музе", 1876)

Подводя итоги творчества Некрасова, нельзя не припомнить стихотворение "Элегия" 1874 года. Оно написано за четыре года до смерти поэта, но обобщает основные мотивы, встречавшиеся в лирике его автора. Здесь и размышления о назначении поэзии, и оценка достигнутых результатов, и мысли о судьбах народа. В стихотворении звучат отголоски пушкинской лирики. "Элегия" перекликается с произведениями "Деревня",

"Памятник", "Вновь я посетил...", "Эхо". Полемика Некрасова-гражданина с "чистым искусством" продолжается. Вновь мы видим и Музу создателя "Элегии", оплакивающую народные бедствия. В этом стихотворении поэт произнес слова, ключевые для понимания его творчества: "Я лиру посвятил народу своему".


Посмотрите другие сочинения:



Помогло ли Вам это сочинение?
Оставьте комментарий.