WWWREFERATS.NET - Рефератов НЕТ! Но есть СОЧИНЕНИЯ!

Аа

Абрамов Ф.Б.
Айтматов Ч.
Ахматова А.
Андреев Л.
Астафьев В.П.
Бб

Бабель И.Э.
Байрон Д.
Бальзак O.
Батюшков К.Н.
Бажов П.П.
Бернс Р.
Блок А.А.
Бондарев Ю.В.
Бродский И.А.
Булгаков М.А.
Бунин И.А.
Быков В.
Вв

Вампилов А.В
Васильев Б.Л.
Воробьев К.Д.
Вознесенский А.А.
Высоцкий В.С.
Гг

Гёте И. В.
Гоголь Н.В.
Гончаров И.А.
Горький М.
Грибоедов А.С
Грин А.
Гроссман В
Гумилев Н.С.
Дд

Державин Г.Р.
Достоевский Ф.М.
Ее

Есенин С.А.
Жж

Жуковский В.А.
Зз

Заболотский Н.А.
Замятин Е.И.
Кк

Карамзин Н.М.
Крылов И.А.
Куприн А.И.
Лл

Лермонтов М.Ю.
Лесков Н.С.
Ломоносов М.В.
Мм

Маяковский В.В.
Мендельштам О.Э.
Нн

Некрасов Н.А.
Оо

Островский А.Н.
Пп

Пастернак Б.Л.
Паустовский К.Г.
Платонов А.П.
Пришвин M.M.
Пушкин А.С.
Рр

Распутин B.
Рубцов Р.М.
Сс

Салтыков
Тт

Тютчев Ф.И.
Тютчев и Фет
Толстой А.Н.
Толстой
Тургенев И.С.
Твардовский A.T.
Фф

Фадеев A.A.
Фонвизин Д.И.
Разное

Разные сочинения
Цц

Цветаева M.И.
Чч

Чехов А.П.
Чернышевский Н.Г.
Шш

Шолохов М.А.
Шукшин В.М.







Приемы и средства сатиры в сказках М. Е. Салтыкова-Щедрина

Категория: Салтыков

Сказки М. Е. Салтыкова-Щедрина служили ему тем обходным путем, с помощью которого он мог обмануть цензуру.

Выражая свои идеи в аллегоричной, иносказательной форме, автор мог свободно изрекать о том, что думает, не опасаясь, что его произведения сочтут крамолой. Слова в сказках завуалированы так, что любой мало-мальски грамотный читатель сумеет прочитать то, что написано между строк. А сказки как раз и предназначались для "детей изрядного возраста". Обычный ребенок просто не проникнет в смысл салтыковских сказок и вряд ли заинтересуется ими.
Многие сказки Салтыкова-Щедрина напоминают русские народные. Тут и речевые обороты ("жил-был", "в некотором царстве", "долго ли, коротко ли", "мед-пиво пил"), и традиционные русские герои (Иванушка-дурачок, Заяц, Волк, Медведь). Однако все это служит лишь средством для выражения идей сатирика. Скажем, Коршун или Лев олицетворяют собой образ царя, Медведь — воеводы, Конь — мужика. В каждом произведении своя система образов. Это могут быть рыбы, птицы, звери или же обычные люди. Но во всех сказках в какой бы то ни было интерпретации соблюдается одно правило: есть образ эксплуатируемого и эксплуатирующего класса. Во многих сказках присутствуют ненавистные Салтыкову-Щедрину трусливые либералы. Причем сказка "Либерал" уже не использует никаких аллегорических образов. Может появиться более того легкое изумление: неужели это — сказка? Скорее, похоже на обличительную статью.

Вообще, многие сказки Салтыкова-Щедрина отличаются тем, что их можно отнести к разряду "ни то сказка, ни то быль". Эзопов язык (а система образов Щедрина идет как раз оттуда) остается, но уж само повествование никак нельзя назвать сказкой в обычном понимании этого слова и оно не вызывает не только смеха, но более того улыбки. Таковы "Деревенский пожар", "Путем-дорогою", "Либерал", "Приключение с Крамольниковым", "Коняга". Здесь неприкрыто просвечивает ужасающая реальность, которую "скрашивает" только сказочный стиль повествования.

Постоянным приемом в сатире Салтыкова-Щедрина является гротеск. В этом писатель достигает поистине классических высот. Вспомним "Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил". Трагическая в русской традиционной литературе тема голода приобретает тут очевидно противоположное, сатирическое звучание. Ситуация колоритна: мужик, обладая способностью достать еду, ни в коей мере не считает ее залогом своего преуспеяния, генералы же, наоборот, воспринимают мир как предмет, предназначенный для безусловного поглощения ими. Собственно, все жизненные устремления генералов сводятся к еде. Гротеск тут очевиден и довольно ядовит.

Но сила гротеска не только в том, что он имеет перед собой социально-политическую мишень. Салтыков-Щедрин мыслит шире: его сатира направлена не просто против самодержавия (что полностью очевидно), но и против всей существующей реальности, в которой давнехонько утрачена этическая норма.

Неотъемлемым достоинством Салтыкова-Щедрина является язык его сказок, о котором уже упоминалось. Это — первостепенное и беспроигрышное средство сатиры. Сам Щедрин упоминал, что эзопов язык является "обманным средством" литературы и нуждается лишь в немногих дополнениях. Эзопов язык примечателен тем, что тяготеет к универсальности истин о мире и человеке! В этом залог его выживания более того в условиях жесточайшей цензуры. Именно цензура не позволяла Салтыкову-Щедрину открыто показывать свои взгляды и заставляла прибегать к обману. Читателю, ищущему правду, подлинный смысл сказок приходилось находить между строк, что, в принципе, несложно совершать в щедринских сказках, хотя "расшифровать" их до конца, докопаться до глубинной сути порой нелегко.

Сложно предположить, что цензоры не угадывали, что стоит за полностью прозрачными намеками. Неужели они были настолько бесчувственны к общественному неблагополучию, что не видели его? Но видимо, для цензоров было проще предполагать однозначность образов: Трезор — верный пес, утопленный на старости лет, Баран-непомнящий — глупое животное, Коняга — деревенская лошадь. Может быть, выгоднее было не видеть в этих сказках крамолу? Как бы там ни было, но сказки печатались, читались и были понятны людям.

Мы читаем сказки Салтыкова-Щедрина, при этом испытывая на прочность наше представление о традиционной сказке. Объявляется "сказка", но текст почему-то совсем не напоминает то, что мы привыкли определять этим понятием. Использование всевозможных изобразительно-выразительных средств сложилось у Салтыкова-Щедрина в сложную, но художественно совершенную систему, которую мы не встретим больше ни у одного писателя. Тем и привлекательны по сей день сказки великого сатирика.


Посмотрите другие сочинения:



Помогло ли Вам это сочинение?
Оставьте комментарий.