WWWREFERATS.NET - Рефератов НЕТ! Но есть СОЧИНЕНИЯ!

Аа

Абрамов Ф.Б.
Айтматов Ч.
Ахматова А.
Андреев Л.
Астафьев В.П.
Бб

Бабель И.Э.
Байрон Д.
Бальзак O.
Батюшков К.Н.
Бажов П.П.
Бернс Р.
Блок А.А.
Бондарев Ю.В.
Бродский И.А.
Булгаков М.А.
Бунин И.А.
Быков В.
Вв

Вампилов А.В
Васильев Б.Л.
Воробьев К.Д.
Вознесенский А.А.
Высоцкий В.С.
Гг

Гёте И. В.
Гоголь Н.В.
Гончаров И.А.
Горький М.
Грибоедов А.С
Грин А.
Гроссман В
Гумилев Н.С.
Дд

Державин Г.Р.
Достоевский Ф.М.
Ее

Есенин С.А.
Жж

Жуковский В.А.
Зз

Заболотский Н.А.
Замятин Е.И.
Кк

Карамзин Н.М.
Крылов И.А.
Куприн А.И.
Лл

Лермонтов М.Ю.
Лесков Н.С.
Ломоносов М.В.
Мм

Маяковский В.В.
Мендельштам О.Э.
Нн

Некрасов Н.А.
Оо

Островский А.Н.
Пп

Пастернак Б.Л.
Паустовский К.Г.
Платонов А.П.
Пришвин M.M.
Пушкин А.С.
Рр

Распутин B.
Рубцов Р.М.
Сс

Салтыков
Тт

Тютчев Ф.И.
Тютчев и Фет
Толстой А.Н.
Толстой
Тургенев И.С.
Твардовский A.T.
Фф

Фадеев A.A.
Фонвизин Д.И.
Разное

Разные сочинения
Цц

Цветаева M.И.
Чч

Чехов А.П.
Чернышевский Н.Г.
Шш

Шолохов М.А.
Шукшин В.М.







Роль фантастики в творчестве В. А. Жуковского

Категория: Жуковский В.А.

До прихода Жуковского в русской литературе все было спокойно, торжественно, чинно, и, более того если лились слезы на берегу Лизиного пруда, это были слезы пассивные и ни к чему не ведущие. И вот он появился, будто распахнув ворота, и сообща со свежим ветром ворвались вовнутрь призраки, журавли, праведные и грешные девицы, мрачные убийцы и преданные влюбленные.

Что же сделал Жуковский, какие струны человеческой души удалось ему затронуть? Ведь малолетство давнехонько кончилось, непонятно, что заставляет бояться и радоваться за Светлану, содрогаться при виде разъяренного дьявола, явившегося в Божий храм собственной персоной.
Роль фантастики в балладе вообще трудно переоценить. Ведь баллада — это аккурат фантастическая песня о подвиге или трагической любви, событиях античности или средневековья. Что она без фантастики? Мораль, утверждение некой истины. Но в таком случае к чему выделять ее как отдельный жанр? Морализаторство в некоторой степени присуще любому произведению художественной литературы. Дело вот в чем: Жуковского не интересует постижение истины через осмысление каких-то общеизвестных рациональных категорий. Он стремится выказать то, что слито "с сей блестящей красотою". Исходя из этого, сами по себе привидения и белые голубки, спасающие девиц от мертвецов, ещё не есть фантастика. Настоящая фантастика содержится в том, чтобы постичь это иррациональное начало, найти в себе силы высказать "Верю!" не слепо, а осознанно. "Ибо, — по словам Цветаевой, — предположить хотя бы на секунду, что Лесной царь есть, — сместить нас со всех наших мест".

В процессе этого постижения личность напряженно ищет свой идеал, свое совершенство, но идеал Жуковского — неоднозначное понятие, он настолько многолик, что личность движется, кажется, в противоположных направлениях. С одной стороны, это движение ввысь, к Богу, а с другой — кто из нас не мечтал хотя бы раз побывать в жемчужно-бирюзовых владениях Лесного царя? Это младенцу страшно, а нам... В том-то и состоит особенность мистического у Жуковского, что его ужасное совсем не отвратительно, оно созвучно с прекрасным не только фонетически, но и по смыслу:

Он нахмурясь глядел, он, как мертвый, бледнел,

Он ужасен стоял при огне.

Призрак внушает не глупый липкий страх, а благоговение, он величествен, а не омерзителен. А сатана —

...предстал весь в пламени очам,

Свирепый, мрачный, разъяренный;

И вкруг него огромный Божий храм

Казался печью раскаленной!

Какое величие, какая мрачная, гениальная, романтическая красота! Романтизация зла ведет тут к постижению одной непреходящей истины: настоящее зло содержится не в многочисленных захватывающих мистических образах — не в гробах, скелетах или призраках, а в человеческой низости, мстительности, роптании на Бога...

Строки "Светланы":

Здесь большие чудеса,

Очень мало складу, —

провозглашают совсем не отказ от фантастики, а то, что не стоит лживые сны понимать серьезно. Это ясно показывает сюжетная параллель между Светланой и Людмилой, опробование обеих одной ситуацией. Людмила клянет Бога, взывает к его справедливости, требует суда — и получает его: "Час твой бил, настал конец". Светлана же молится ангелу-утешителю и гадает и получает "предупреждение" тем не менее со счастливым концом: "Здесь несчастье — лживый сон, / Счастье — пробужденье". Таковы концовки всех баллад: чистые помыслами и душой получают счастье (счастлив более того рыцарь То-генбург, он умер, глядя на окно своей возлюбленной), а те, чьей душой правит зло (старуха ведьма, Адельсан), непременно гибнут.

Исключение составляет Смальгольмский барон, он, очевидно, увидел путь к спасению, к чистоте. А ведь роль фантастики и есть — указывать путь к чистоте, к идеалу, к совершенству, пусть недостижимому — не это важно, важно само стремление. Ибо, словами Белинского, "кто не мечтал, не порывался в юности к неопределенному идеалу фантастического совершенства, истины блага и красоты, тот никогда не будет в состоянии понимать поэзию... жизни; вечно будет он влачиться низкою душою по грязи потребностей тела и сухого, холодного эгоизма...".


Посмотрите другие сочинения:



Помогло ли Вам это сочинение?
Оставьте комментарий.